Статьи и публикации

Сычёва Мария Александровна - психолог
16 лет
Опыт консультирования и практической терапевтической работы
13 лет
Опыт преподавательской деятельности

Красавицы и чудовища или ху из ху.

Как-то стало модным в последнее время рассуждать о женственности. Интернет пестрит описанием женственности и женственных женщин. Как обычно широкая общественность разделилась на два лагеря. Первые с пеной у рта гонят всех на тренажеры и к пластическому хирургу, а также в школы стерв и иже с ними. Вторые пропагандируют естественность, свет души, хранение очага и мужчин, к очагу прилагающихся. Споры прямо нешуточные. 
Наблюдая весь сыр-бор, захотелось поделиться своими соображениями. Вот почитываю я первых и ловлю себя на мысли, что подходец-то какой-то потребительский. Да нет, не к мужчинам, к себе. Оговорюсь сразу, я тут рассуждаю по поводу исключительно внешности, потому как именно о ней и спорят, глубже-то посмотреть, мозг нужен, куда там. 
Так про внешность. 
Четкие параметры должны быть у дам. Грудь как минимум 4-ого размера. Нету? Ты не женственна! Что делать? Удавиться, вставить, накачать (нужное подчеркнуть). Губы пухлые. Нет? Туда же. Еще ты должна быть худая, подтянутая, а лучше подкаченная. Попа, попа наше все. Попа должна быть как у Джей Ло. Поэтому тренажерка, обертывания, программа «бразильская попка». Не помогает? Удавись. Ты не женственна. Еще нужно ходить всегда полуголой. Т. е. быть сексуальной. Чулки, ага. Манящий взгляд, и поминутно вызывать сексуальное желание у окружающих. Список можно продолжать до морковкина заговенья. Но суть ясна.
Противоположный вариант. Женственность = естественность. Неважно, сколько ты весишь, неважно, во что ты одета, неважно, есть ли у тебя маникюр, неважно, что у тебя на голове (и вообще, это все от лукавого). Важно только то, что ты можешь быть мягкой, ласковой, создавать вокруг себя ауру покоя, любви, уюта и тепла. Важно, что ты можешь «давать» мужчине, поддерживать его и любить, заботиться.
Да простят меня сразу все, утопией попахивает. 
Первый вариант предполагает тот факт, что мужчины – существа, по уровню сильно напоминающие инфузорий. Также предполагает подмену понятий женственности и сексуальности до кучи. И сводит сие понятие исключительно к вторичным половым признакам. Вот не знаю как вы, а я как-то привыкла воспринимать себя как существо чуть более многогранное, не ограниченное внешними атрибутами. Да и круглогодичное ношение чулок в нашем климатическом поясе навевает тоску. Ну, как говорится, кому что. Осмелюсь предположить, что неуемная тяга к совершенствованию себя во внешности вызвана не чем иным, как комплексами неполноценности и неудовлетворенности собой. Сильно надо себя не любить, чтобы в клинических формах измываться над собственным телом, презрев все разумные пределы. И часто процесс не остановим, т. е. результат никогда не удовлетворяет полностью: сделали грудь – что-то нос покривел, сделали нос – попа отросла. И т. д. и т. п. Неудовлетворенность растет – характер портится. Внутренняя опустошенность цветет.
Человеку свойственно сначала что-то накапливать, потом делиться этим. Если у вас нет хлеба, вы можете поделиться им с ближним? Не можете, потому как просто НЕТ его у вас. Может и хотелось бы, а нечем. Чем может поделиться женщина, неудовлетворенная собой, не принимающая и не любящая себя? Вопрос риторический.
Второй вариант предполагает возможность делиться, «давать», создавать и аккумулировать энергию, тепло, уют, чувства, атмосферу, комфорт, принятие. А если в корень посмотреть? Что есть женское стремление ухаживать за собой? Все эти ритуалы: ноготочки накрасить, бусики повесить, покормить себя полезным, голову помыть и уложить, глазки подкрасить, кремом себя любимую намазать, пахнуть вкусно, телом своим заниматься? Забота. Забота о себе любимой. Люблю себя – забочусь о себе, украшаю себя, берегу себя. И тогда женщина может дарить бережность, заботу и комфорт человеку, которого любит – мужчине, ребенку. Есть знание, как заботиться, как ухаживать. Глядя на немытые головы некоторых дам, пропагандирующих естественность, как-то сильно сомневаюсь в их способности делать что-то для другого, если уж для себя не очень получается
(нерассматриваем сейчас заботу как проекцию в ожидании ответной заботы).
Желание нравиться, быть красивой не только внутренне, но и внешне для женщины так же естественно, как пить и есть. 
К чему я это все? К тому, что, может, истина где-то посередине. Может, женственность и сексуальность все-таки не измеряются только наличием накаченной ягодичной мышцы или умением варить борщ. Может, стоит развиваться в разных направлениях? 
Я не верю неопрятно одетой женщине, с видом «запущенной матроны» рассуждающей о красоте духовной и женственности. 
Я не верю женщине, которая «помешана» на своем внешнем виде, рассуждающей о здоровье и сексуальности. 
Я верю классику. В человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. Применительно к женщинам, отрицая что-то одно, мы сужаем понятие сексуальности и женственности до размеров им не свойственных.
Мария Сычева